Человек ищет чудес... Если бы он только видел, как чудесно человеческое сердце... Хазрат Инайят Хан


Гадание онлайн бесплатно
Игровая терапия с детьми, пережившими травму. Реакция на кризис - продолжение

Продолжение книги  Памелы Вебб из раздела "Детская психология", направленная на то как вывести ребенка из психологической травмы, что сделать, чтобы ребенок продолжал жить полноценной жизнью и не замыкался в себе после пережитого горя ....

детская психология

 

 

 

УРОКИ ПО ДОРОГЕ ДОМОЙ

 

Возвращение в Остин: сила горя, не нашедшего разрешения

День спустя в Остине умерла учительница, которую все любили. И меня, вместе с другими консультантами по кризисным ситуациям, вызвали помочь потрясенным ее смертью ученикам. Нас разместили в школьной библиотеке, и по школьному радио объявили, что все учителя и ученики, которые чувствуют, что им трудно справиться с печальными эмоциями, могут обратиться к консультантам. К отклику на это объявление мы оказались не готовы.

Кроме учеников, опечаленных утратой (это были в основном дети из ее класса, которые плохо себя вели, и теперь чувствовали вину за то, что доставляли ей неприятности), перед нами прошла череда девочек латиноамериканского происхождения, оплакивающих популярную латиноамериканскую певицу Селену, которую за три или четыре месяца до этого убил ее босс и поклонник. Смерть Селены, служившей образцом для юных девочек латиноамериканского происхождения, стала для них шоком; они переживали ее как тяжелую утрату; и в свое время специалисты по кризисным ситуациям не пришли им на помощь. Мы удивились и даже растерялись, увидев, сколько их было, и каким интенсивным был их эмоциональный отклик. Когда плачущие от горя девочки собрались в библиотеке, мы решили дать им возможность самыми разными способами рассказать о переполняющих их эмоциях.

Нескольким девочкам захотелось поговорить о печали и утрате. Многие хотели что-нибудь сделать, но не умели выразить то, что они чувствовали. Мы быстро достали материалы для творчества и разложили их на столах в библиотеке. Девочки охотно приступили к рисованию, кто-то решил сделать постер или афишу, нарисовать открытку или написать письмо. Некоторые девочки работали в группах, другие - в одиночку. Когда они закончили работу и остались ею довольны, почти каждая хотела объяснить, что именно она сделала. Творчество стало для них средством экспрессии.

День, проведенный в библиотеке, переполненной эмоциональными девочками-подростками, напомнил мне о силе неразрешенного горя - о том, как любое новое трагическое событие может снова возродить его к жизни. Неважно, походит ли это новое событие на событие, случившееся раньше - оно может неожиданно вызвать сильный эмоциональный отклик. Я думаю, что в тот день мы наблюдали эффект «инфицирования». У тех, кто работает с кризисной ситуацией в школе, существует неписаное предостережение: на фоне кризиса у девочек в средней школе может возникнуть волна истерических эмоций.

Помогая взрослым, мы помогаем детям: когда имеешь дело со смертью

Второе событие, где я усвоила еще один важный элемент реакции в кризисной ситуации, связанной с детьми, произошло в начальной школе после смерти директрисы. Директриса, которую очень любили, умерла после короткого сражения с раком, за двадцать четыре часа до того, как мы пришли в школу. Рано утром, когда наша команда начала устраиваться в школе, готовясь принять детей, тяжело переживающих утрату, в учительскую пришла весть о том, что один третьеклассник срочно нуждается в помощи. Я быстро прошла в класс, не зная еще, в чем дело.

Когда я подошла к двери, учительница встретила меня и втащила в комнату. Она плакала и не в состоянии была говорить. Несколько детей громко плакали, а еще несколько слонялись по классу, закрыв лицо руками и рыдая. Я обратилась к учительнице и сказала, что пробуду в классе столько, сколько нужно, чтобы помочь ей. Я попросила ее поговорить с детьми и помочь им чем-нибудь заняться - это позволит ей рассказать мне, что случилось. Она быстро сделала все, как я просила. Все дети, кроме двух, занялись делами. Одна девочка продолжала тихо плакать, сидя за партой, один мальчик сидел, опустив голову на стол.

Учительница рассказала мне, что она прочла детям объявление о смерти директрисы, и тут мальчик по имени Джо поднял руку и спросил: «Я теперь тоже умру?» Тут она сообразила, что у него тоже обнаружили рак, и сейчас ему делают в связи с этим разные процедуры. От вопроса она потеряла дар речи и, не совладав с собой, расплакалась. Естественно, тут же начали плакать и ученики, а Джо сидел, закрыв лицо руками. Чувствуя себя совершенно беспомощной в сложившейся ситуации, учительница позвонила в учительскую и попросила помощи. Разузнав подробности состояния здоровья Джо в данный момент, я спросила учительницу, сможет ли она занять класс, если я заберу мальчика в другую комнату, чтобы поговорить с ним. Она сказала, что, скорее всего, справится, если я зайду попозже и поговорю о сложившейся ситуации со всем классом. Так мы и решили.

Я подошла к Джо, который сидел, положив голову на руки, и не двигался. Я присела рядом с ним, тихонько назвала свое имя и попросила разрешения поговорить с ним. Спустя несколько долгих минут, он поднял голову, и, не глядя на меня, кивнул в ответ. Мы нашли тихий уголок, где он мог рассказать мне о своих страхах, о своей боли и спросить обо всем, о чем ему хотелось. Джо как будто прорвало - фонтаном брызнули скрываемые дотоле мысли и чувства. Когда поток слов стал медленнее, а тело расслабилось, он попросил разрешения вернуться в класс. Он чувствовал себя гораздо лучше и не хотел пропускать урок физкультуры. Джо улыбнулся мне, помахал рукой и вприпрыжку побежал обратно в класс.

Следующие несколько часов я провела в разговорах с учительницей Джо, с его одноклассниками и с его родителями. Я позвонила родителям сразу же после нашего разговора с мальчиком. Они огорчились и рассердились на меня за то, что я с ним говорила. Придя в школу, они пожаловались на меня заместителю директора. Они не хотят, чтобы хоть кто-нибудь в школе говорил с их сыном о смерти или о раке. Они не хотят, чтобы он знал о смерти директрисы. Они считают, что мы поступили безответственно, сообщив о смерти директрисы в классе. После того, как рассерженные родители высказали все свои претензии заместителю директора, меня пригласили на встречу с ними.

Когда я села, чтобы поговорить с родителями Джо, мне стало ясно, что они скорее испуганы, чем рассержены. У их сына обнаружили рак, и это повергало их в ужас. Они рассказали мне, что в семье было запрещено говорить о раке. Им казалось, что дети не в состоянии справиться с информацией и разговорами «такого рода». Когда Джо пару раз попытался спросить что-то о своей болезни и о лечении, они велели ему никогда не говорить об этом. Я потратила на разговор с родителями Джо почти все утро пытаясь объяснить им и учительнице, как важно позволить мальчику выражать чувства и мысли в словах, в игре, в творчестве - или каким-то другим способом, который покажется ему удобным.

Из этого случая я вынесла урок: в специфической кризисной ситуации важная составляющая работы с травмированными детьми состоит в том, чтобы научить взрослых помогать им. Ошибкой было бы предположить, что родители, учителя и опекуны знают, как помочь детям, пережившим травму. А иногда, даже если взрослый и располагает знаниями о том, как помочь ребенку, собственное эмоциональное состояние может помешать ему удовлетворить детские потребности, особенно если происходящее травмировало и взрослого.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Дети будут играть даже сразу после тяжелой травмы, которую они пережили. Именно игровой процесс поможет им рассказать о своих переживаниях и развеять сильные эмоции. Игровая терапия представляет собой наиболее эффективный подход к резолюции травмы на этом возрастном этапе, независимо от того, получает ли маленький ребенок помощь немедленно или спустя недели и месяцы после травмирующего события.

Автор: Памела Вебб

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Цветок предсказаний

Задумайте вопрос и нажмите на цветок, чтобы узнать ответ.

Гадать

загрузка...

feed-image Подпишись на RSS

Популярные статьи по психологии

Популярные и бесплатные тесты

Популярные статьи о любви


Rambler's Top100